Drakengard вики
Advertisement

Drag-On Dragoon 3 Story Side - это книжная адаптация Drakengard 3 с дополнением в виде новелл Нулевой и Первого. Они написаны Дзюн Эйсима под руководством Ёко Таро, режиссера и сценариста Drakengard 3 . Эйсима ранее писала новеллизации для двух предыдущих игр «Drakengard», а также истории персонажей и дополнительные манги для третьей игры.

Эйсима, комментируя в своем блоге, сказала, что хотя концовки B и D "Drakengard 3", казалось бы, ведут к оригинальной игре, на самом деле прямой связи между ними не было. Книга должна была стать связующим звеном между играми.

Книга была выпущена 28 августа 2014 года, через восемь месяцев после японского релиза игры и через три месяца после ее международного релиза.

Обзор[]

Роман написан в форме повествования от лица Первого. В нем пересказываются события Drakengard 3, подробно описывается пятая ветвь событий, она же ветвь Е. События имеют сходство со всеми концовками Drakengard 3. Книга повествует о стремлении Певчей Нулевой убить своих сестер и себя, поскольку они являются проявлениями цветка, который уничтожит человечество. В книге также рассказывается о происхождении Культа Наблюдателей и систем пактов и печатей.

Перевод краткого пересказа[]

ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ ПЕРЕВОДЧИКА
Роман изначально вышел только на японском, и на английском языке существовал только в виде пересказа событий от Rekka Alexiel (одна из ведущих фанатов и лороведов по играм Йоко Таро среди англоязычной аудитории). Именно этот пересказ событий я и перевел. В тексте присутствуют пояснения и рассуждения самой Rekka Alexiel о происходящих событиях.

Позднее появился перевод новеллы на английский, прочитать его можно в Библиотеке Аккорд.

ПЕРВАЯ ГЛАВА: О МЛАДШИХ СЕСТРАХ[]


ЧАСТЬ 1

Нулевая думает, что Михаил пахнет как детская рвота. Не все драконы, только Михаил... по крайней мере, так она говорит.
***
Нулевая рассказывает, что с момента заражения цветком ее чувство осязания и болевой порог изменились. Цветок вырос из раны на ее груди, когда она ударила себя ножом. Нулевая не пыталась совершить самоубийство; скорее, она просто пыталась удалить Цветок, который пустил корни в ее сердце. Поскольку она была уже мертва к тому времени, когда он вторгся в ее тело, термин "самоубийство" некорректен. В этот момент она полностью потеряла всякую чувствительность в своих конечностях, зашлась в яростном крике (вспоминаем предсмертный крик Пятой) и огромный цветок пророс из ее груди. Он начал фонтанировать кровью, и из этой крови появился другие Певчие. На вид каждой из них было 3-4 года.
Нулевая упоминает, что лица детей показались ей очень знакомыми, но она не могла вспомнить, откуда она их знает. Это, вероятно, прямая отсылка на женщин, которые были убиты, когда Нулевая была в плену во время восстания (девушки из новеллы Нулевой), однако личности этих детей не обязательно связаны с этими конкретными женщинами. Я думаю, теперь можно точно подтвердить эту связь и то, что цветок, вероятно, использовал - может быть, даже "съел" - память этих женщин, чтобы использовать их в качестве образцов для девочек-Певчих. Вторая была первой, кто назвал Нулевую "сестрой", даже прежде чем смогла правильно произнести это слово.
Нулевая задумалась над тем, почему девочки называют ее "сестрой", потому что"мать" или "отец" было бы более точным определением. Она считала, что это "слегка вводит в заблуждение" - называть их всех сестрами. Нулевая подумала, что ей нужно избавиться от девочек, пока они еще молоды и слабы, и когда она подошла к Второй, Первая вмешалась и встала между ними, крича: "Нет! Ты предательница!!". И после этого девочки убежали. Нулевая ничего не сделала, чтобы остановить их. Она буквально не могла пошевелиться. Она понимала, что благодаря ее ошибке Цветок размножился через рождение девочек-Певчих...и именно она несет ответственность за исправление этой ошибки.
Девочкам потребовалось не более 3 месяцев, чтобы вырасти во взрослых девушек. В этой части нет никаких упоминаний о событиях в Utahime Five, но тут упоминается о возможном воссоединении Нулевой с девушками в Соборном городе годом позже. Это событие точно соответствует временной шкале, указанной в книге "World Inside", и оно же заставило Первую создать Брата Первой.
Нулевая видела, как девочки, рожденные из цветка разрушения, начали использовать свои силы, чтобы "спасти мир", и воспринимала это как некую странную иронию. Ей было все равно, смогут ли они на самом деле принести мир всему миру; факт оставался фактом: Нулевая породила их из-за ее ошибки, и именно она должна была покончить с их существованием. Это все не имеет никакого отношения ни к "добру", ни к "злу". Вот почему младшие Певчие ненавидели ее и считали предательницей.

ЧАСТЬ 2

Нулевая вспомнила, где она видела раньше лицо Пятой... это было, когда она бродила тут и там, воровала и убивала ради еды. Она ворвалась в аббатство, чтобы украсть еду, и убила всех монахинь. Лицо Пятой -  это лицо одной из тех монахинь.
Это действительно сила Цветка, он забрал воспоминания Нулевой о женщинах, которых она встречала на протяжении всей своей жизни, и создал тела и личности девушек-Певчих. Тут не может быть никаких непониманий при переводе с японского. Однако каждая из девушек-Певчих также напоминает частичку самой Нулевой. Подробнее об этом и некоторых других предположениях ниже:
Цветок не только использовал этих девушек в качестве основы для сестер Нулевой, но и также использовал фрагменты "ее самой", чтобы создать их... и она вроде как бы потеряла в итоге эти кусочки себя. На самом деле это не говорит о том, что она "потеряла" какую–то часть себя, но это была бы интересная точка зрения на персонажей... Нулевая на самом деле пытается найти себя, убивая их и возвращая - принимая назад - эти темные и забытые частички себя... чтобы двигаться дальше. Хотя, может быть, это просто мой мозг сходит с ума от идей.
Четвертая напоминает Нулевой о себе самой - когда она была маленькой девочкой, которую продали в бордель, и о том, как она пыталась удержать те немногие маленькие кусочки гордости (собственной важности), которые у нее еще оставались.
Она говорит, что Вторая и Третья - слишком "не от мира сего", и она не может заставить себя найти какое-то сходство с ними... но она признает, что в ней самой есть частица их безумия. Нулевая думает, что Вторая - это то, кем она могла бы стать, если бы ее жизнь была другой... если бы она могла научиться любить мир и быть беззаботной... и даже найти настоящую любовь.
Первая совершенно сбивает ее с толку. Она не понимает, откуда взялось ее сильное чувство справедливости, ее серьезность и острый ум... Цветок, возможно, "считал", что это будет хороший защитный механизм, "думая", что у Зеро не хватит мужества встретиться с Первой и избавиться от нее ... и от себя тоже.
Та умирающая девушка с выколотыми от пыток глазами, которую знала Нулевая, является основой для Первой. Тот же голос и волосы, но она не уверена в цвете глаз из-за того, что у той девушки из-за пыток их не было.
Пятая может говорить прямо в голове Нулевой...? Это как телепатия? Такого никогда не было в игре. Возможно, это было слишком трудно продемонстрировать. Во время битвы с Пятой Нулевая слышит ее насмешки в своем сознании. Даже если бы она не хотела этого слышать, нет никакого способа отгородиться от этих слов.
Кажется, когда Пятая и Дито вызывают Ангела ... Пятая вроде как сама становится Ангелом?? После того, как Михаил побеждает Ангела, Пятая внезапно появляется на том же самом месте, где был Фануил...
В книге была напечатана та единственная строка, которая была удалена цензурой из оригинального ролика с Дито, пинающим Пятую. Я не очень хорошо расслышала, что он говорил в игре... но теперь все довольно ясно. Вот мой перевод:
"До сих пор ты меня очень мучила, ведьма! Ты говорила и делала со мной все, что тебе угодно, потому что я - твой адепт. "Я люблю тебя"?! Ты играла с людьми в свое удовольствие. Интересно, как тебе это? Ты мне противна!"

ЧАСТЬ 3

Это короткая часть идет от лица сознания/души Пятой, которая кричит после своей "смерти", - снова и снова - говоря: "Я не хочу умирать! Я не хочу умирать!". Она говорит, чтобы она хочет продолжить жить, даже если потеряет голос и само осознание, кто или что она есть... в черной бездне или погребенная под сырой землей... она хочет жить, просто жить. Потому что она еще не попробовала всего, она хочет большего. Гораздо, гораздо большего. Она решает, что не умрет, она отказывается верить, что ее жизнь закончилась, потому что есть еще так много вещей, которые она хочет. Желание и одержимость начали давать ей силы, и этих сил было достаточно для Цветка, чтобы возродить ее заново.
Затем она задается вопросом - "Где же может быть Нулевая?". Она упоминает, как сильно хочет встретиться с ней снова... чтобы Нулевая наконец стала ее собственностью. Нулевая, ее дракон, все и вся...

ВТОРАЯ ГЛАВА: О ДРАКОНЕ[]


ЧАСТЬ 1

В этой части подробно рассказывается о Четвертой и ее отношениях с Декадом. Певчая говорит, что ей постоянно снится один и тот же кошмар - что она падает с небес - и потом она просыпается, крича, посреди ночи в холодном поту. Если она сменяет промокшую от пота ночную одежду, ей снова снится тот же кошмар, и она снова просыпается в холодном поту. Снова и снова. Поначалу этот сон снился ей не так уж часто, но очень скоро он заполнил все, и Четвертой начало казаться, что она проводит в этом кошмаре больше времени, чем в остальных снах.
Она не понимает, почему это происходит. Она никогда не делала ничего плохого, чтобы заслужить это, она всегда поступала правильно. Пока в ней растет озлобленность, она лишь бессознательно кусает ногти. Прошло уже полгода – а может целый год - как она начала страдать от этих кошмаров и Четвертая считает, что это потому, что ее сестры стремятся убить друг друга. Вот почему Четвертая хотела прекратить это противостояние. Она сказала об этом Нулевой и Первой, но они не стали ее слушать.
И тут раздается стук в ее дверь. "Леди Четвертая, вам опять приснился сон?" Это был Декад. Каждую ночь он ждет за дверью Четвертой, охраняя ее сон. Он всегда медлит и неуверенно обращается к ней... и именно эту его очевидную слабость Четвертая ненавидит. Она понимает, что долг адептов - защищать своих обожаемых Певчих, но разбивать лагерь перед дверью ее спальни, и не спать в итоге всю ночь, это глупо. Так если он не спит всю ночь, почему же он не окликнет ее, как только она закричит от кошмара? Он мог бы спать рядом с ней... и быть рядом, чтобы утешить ее, когда она проснется. Хотя если он все время бодрствует, нет никакой разницы, где он находится - снаружи или внутри. Она не понимает, почему он такой глупый.
От досады она швыряет на пол кувшин с водой, и звук от его падения эхом разносится по маленькой комнате. Услышав грохот, Декад спрашивает, что случилось, это еще больше раздражает Четвертую и она говорит ему заткнуться. Ни на что не годный извращенец! - мысленно кричит она. У тебя такое большое тело, но мозг не больше кончика мизинца! Что хорошего для меня ты хоть когда-либо делал?
Он снова окликает ее, возможно, желая попросить разрешения войти в ее комнату, но Четвертая только злится все больше и больше.
"Заткнись! Заткнись! Заткнись!!"
Она вскакивает с кровати и бросается к двери, резко распахивая ее с такой силой, что Декад ударяется лбом о твердое дерево двери. Наверное, ему было больно, но он никак не отреагировал. Четвертая хмуро смотрит на него за эту его мазохистскую любовь к боли.
"Ты ни на что не годен!" Кричит Четвертая и пинает его в пах. Он стонет, как раздавленная лягушка, и падает на колени. "Лижи пол, чертов импотент и мудак!" Она наступила ему на голову, прижав к полу, а потом снова и снова пинала его по заднице. Хоть она и не видела его лица, но все равно знала, что он наслаждается каждым моментом ее издевательства над ним.
"Умри же уже! Упади замертво! Умри!"
Продолжая пинать его ногами, она начала сомневаться. Что, если Декад намеренно вызвал ее гнев? Что, если он притворялся послушным все это время, специально чтобы вызвать раздражение? Он заставит ее устать и потерять спокойствие... и что тогда?
Именно тогда она думает, что Декад может быть засланным агентом. Ранее она и представить себе не могла, чтобы враги привлекли на свою сторону адепта, поэтому отбрасывала эту мысль и была невнимательной. Она обнаружила "врага" как раз перед тем, как начались кошмары. Повара отравили еду и их всех за это казнили. Но причина, по которой яд так и не был найден, заключалась в том, что улики, вероятно, были уничтожены заранее. И именно Декад возражал и говорил ей, что это всего лишь ее воображение и что нужно все еще раз обдумать. Возможно, он делал это, чтобы защитить настоящих преступников. Прислуга, должно быть, что-то скрывала и замышляла. Солдаты тоже, должно быть, планировали восстание. Она не собирается прощать тайного агента "врага", независимо от своего мнения о нем.
Когда Четвертая перестала пинать Декада, он вопросительно посмотрел на нее. Обычно она пинала его снова и снова, становясь все более раздраженной и усиливая удары, пока не уставала. Но на этот раз все было по-другому.
"Убирайся" Сказала она. Когда Декад продолжил молча смотреть на нее широко открытыми глазами, она продолжила: "Ты что, не слышишь меня? Я сказала, убирайся из этого места. И из этой страны! Никогда больше не попадайся мне на глаза! Я больше не позволю себя обманывать. Мы казним все больше и больше людей,но эти секретные агенты продолжают пытаться втереться ко мне в доверие."
"Леди Четвертая, но..."
"Я не убью тебя, потому что хочу, чтобы ты передал сообщение "врагам" и чтобы они покинули мою страну. Понятно? Ты должны им это сказать."
"Вы ошибаетесь. Я никогда..."
"Я же сказала, что не позволю больше себя обмануть!"
Все еще стоя на коленях, Декад протянул свои руки вперед и обхватил ими руки Четвертой. "Пожалуйста, найдите в своем сердце силы простить меня. Если меня не будет рядом с вами, то некому будет вас защищать! Кроме того, вы не сможете вызвать Ангела без моей помощи. Вы подвергнете себя опасности, если..."
"Заткнись!" Сказала Четвертая, яростно нанося Декаду пощечины и удары кулаками по лицу, а затем пинком сбросив его с лестницы.
Что за надоедливый человек! Никого не останется, чтобы защитить меня? Я не смогу вызвать Ангела самостоятельно? Что за чушь! Разве я когда-нибудь говорила, что хочу, чтобы ты меня защищал?
"Я хочу, чтобы ты покинул эту страну в течение дня. Если я когда-нибудь увижу тебя снова, то убью. Ты меня понял?"
Вместе с изгнанием Декада все секретные агенты были бы уничтожены. Никого не останется в живых. В моем замке никого не останется.
Интересно, стоит ли мне спрятаться там, где "враг" не сможет меня найти? В одиночку мне было бы легко спрятаться. Я смогла бы обмануть глаза "врага".
"Враг"? Кто же был этим "врагом"? Хотя, "враг" есть "враг". Вот именно. "Враг". Каждый человек - это "враг". Вот почему они все должны умереть. Каждый. Из. Них. Они все должны умереть...

ЧАСТЬ 2

Нулевая, Михаил и Дито уже на пути в Страну Гор. Большая часть диалога остается такой же, как и в игре. Дито жалуется на то, как сильно он ненавидел быть под командованием Пятой, даже больше, чем он ненавидел Страну Морей, с ее тошнотворно горячим и липким воздухом. Михаил говорит, что Дито не должен так говорить, потому что он адепт, и отчитывает его, что нельзя говорить плохо о своей Певчей. Дито говорит, что теперь, когда Пятая мертва и превратилась в кусок изодранной плоти, это уже неважно.
Затем позже Нулевая разговаривает с Михаилом, который говорит, что он против того, чтобы братья и сестры сражались друг с другом. Он не понимает, почему Нулевая хочет убить их, особенно после того, как Пятая плакала перед самой смертью. Это потому, что Михаил еще совсем молод и не готов услышать всю правду. Сама же Нулевая думает, что это довольно странно, как Михаил, вообще получил какую-то добрую черту характера, которой у Майкла никогда не было - и задается вопросом, где же Михаил мог вбить эту идею в свою голову.

DOD3 - Глава 2, стих 1

ЧАСТЬ 3

Эта часть является воспоминанием о том, как Нулевая впервые встретила Майкла. В основном это пересказ событий, которые происходят в DLC Нулевой. Майкл говорит Нулевой, что раса драконов и Цветок с незапамятных времен были врагами, но также упоминает, что это может быть просто старая история, которую рассказывают старики. Как нет оснований для этой истории, так нет и доказательств, подтверждающих ее. Старики, о которых он говорит - это красные и черные драконы... и, возможно, другие. Свою мысль на эту тему он заканчивает тем, что называет эту древнюю легенду сомнительной. По-видимому, Майкл также предпринимал попытки выяснить такие вещи, как, например, почему Цветок существует, почему только драконы способны его уничтожить. Однако для Нулевой эти поиски ответов мало что значили бы. Ей нельзя было терять много времени...

ЧАСТЬ 4

В этом разделе мы видим, как Дито спрашивает Нулевая о том, какая из себя Четвертая как человек, на что она прямо отвечает: "Она девственница". Дито ждет, ожидая, что Нулевая объяснит ему свою мысль, но она молчит и тогда он спрашивает, действительно ли это все, что можно сказать о ней. Нулевая отвечает: "Разве этого недостаточно? Она девственница и Певчая". Когда Михаил спрашивает: "Эй, эй, а что такое "девственница"?", Дито отвечает, что он еще слишком мал, чтобы это знать. Именно тогда они замечают вдалеке одиноко бредущего Декада.
Он говорит им, что Четвертая его изгнала. Далее мы узнаем, что Дито и Декад знают друг о друге, но никогда раньше не встречались лицом к лицу; однако Дито смог с первого взгляда сказать, что Декад - адепт. Отсюда понятно, что они способны узнавать друг друга, даже если ранее не встречались – и даже не зная имен друг друга.
Кроме этого, из речи Декада остальные узнают, что психика Четвертой окончательно расшаталась. Она начала верить, что все вокруг - ее враги и потому должны умереть. Она убила всех вокруг себя, не оставив в живых никого. Нулевая просит Декада проводить ее к ней, но тот мешкает и колеблется. Он знает, что Четвертую убьют... и тогда Нулевая говорит, что она "успокоит ее". Хотя, в конечном счете, это одно и то же. Он окончательно соглашается помочь, когда Нулевая упоминает, что Четвертая в конечном итоге убьет всех в своей стране.

ЧАСТЬ 5

Эта часть происходит в горной крепости Четвертой. В основном происходят те же события, что и в игре: Ветвь D, Стих 2.
Четвертая все твердит и твердит о том, что все отвернулись от нее и объединили свои силы с "врагом"... весь мир - ее враг, все, кроме Нулевой. Ах, но ведь она тоже вступила в ряды врага... и тогда она говорит о своих ложных воспоминаниях о том, что Нулевая была хорошей старшей сестрой. "Когда я плакала, ты утешала меня. Когда люди издевались надо мной, ты защищала меня. Когда мы жили вместе, ты относилась ко мне с величайшей добротой, как ни к кому другому." Конечно, мы знаем, что это всего лишь ложные воспоминания, данные ей Цветком.
Нулевая думает о том, как сильно Четвертая похожа на нее в прошлом, до того, как цветок вернул ее к жизни. Она ненавидела и проклинала весь мир, а также завидовала ему. Это черное чувство и притянуло к ней тогда ослабевший Цветок. Затем она вспоминает о последних мгновениях жизни Майкла – как он пытался защитить ее, как Нулевая пыталась сказать ему, чтобы он оставил ее и улетал... но в конце концов ее слова так и не дошли до него. Она вспоминает, что так и не смогла ни поблагодарить его, ни попросить прощения. Ее слезы служили в качестве замены для ее невысказанных слов...

ЧАСТЬ 6

ВТОРАЯ: Сен...т...?
Ох, это же мой Сент. Мой дорогой, милый Сент. Почему он плачет... и почему он улыбается, даже когда слезы льются по его лицу?
СЕНТ: Леди Вторая! Ааааах!
Они обнялись, и на них нахлынул поток воспоминаний.
О тех днях, когда она жила вместе со своим адептом — и любовником - Сентом. О всех разговорах, которые они вели с осиротевшими детьми - как настоящая семья. О добросердечной простоте людей из Страны Песков и о готовности солдат, которые поклялись отдать свои жизни, чтобы защитить свою Певчую. Страшно было подумать, какими счастливыми были те дни.
ВТОРАЯ: Я же говорила тебе... не называй меня... леди.
Сент, не прекращая рыдать, кивнул в ответ.
Может быть, я спала слишком долго. Может быть, я даже сошла с ума. Как бы то ни было, было очевидно, что Сент пребывает в полном отчаянии, полагая, что я никогда больше не вернусь.
Сколько времени прошло с тех пор, как Сент предложил использовать мою Силу Песни, чтобы усилить солдат нашей земли? Или когда он сказал, что я могу исцелить раны и болезни детей?
Все это было для Леди Второй. Солдаты получили дополнительную силу, чтобы защитить Леди Вторую. Дети были исцелены, чтобы ей было спокойнее и чтобы она могла наконец спать по ночам.
Но в итоге все они превратился в зверей, диких монстров, обезображенных Силой Песни.
"Это все моя вина! Моя собственная сила превратила всех, кого я любила, в монстров." Должно быть, именно это потрясение разбило ее сердце вдребезги ... по крайней мере, Сент так думал, но был прав лишь наполовину.
Глубоко внутри ее сердце нашептывало ей, что оно не разбилось — и она может вернуться обратно. Хотя бы на мгновение...
ВТОРАЯ: Спасибо... это все... благодаря тебе.
Потому что он постоянно звал ее. Сквозь непроглядную тьму небытия она слышала, как ее дорогой Сент зовет ее по имени.
СЕНТ: Давай я принесу тебе что-нибудь поесть. Нет, сначала принесу тебе что-нибудь попить.
ВТОРАЯ: Нет, на это... нет времени.
Когда он встал, Вторая схватила его за руку.
ВТОРАЯ: Пожалуйста... послушай меня.
Ее тревожило то, как медленно эти слова слетали с ее губ.
ВТОРАЯ: Это... не твоя... вина. Я никогда... никогда не смогу тебе этого сказать.
СЕНТ: Вторая?
ВТОРАЯ: Я боролась... со своей... собственной силой. Это было так... мучительно... все это время. Ведь в любой момент... она могла поглотить всю меня...
Вначале она верила, что ее сила всем во благо, и никогда не сомневалась в этом. Она верила, что именно благодаря ее силе мир может обрести покой. Сила, способная защитить ее близких, не может быть злом... по крайней мере, так она думала.
Со временем она обрела огромную силу и так быстро, что ей было трудно держать себя в руках. Она изо всех сил старалась сдерживать себя.
Она убедила себя, что эта сила не была злой, а она просто не могла использовать ее во благо, потому что ее разум был слаб — вот и все. Если бы она только могла укрепить свой разум, то смогла бы держать себя в руках. Но если ее поглотит ее же собственная сила, что тогда будет с Сентом, с детьми и всеми людьми в ее стране?
Как только все люди во всем мире смогут улыбаться и быть вместе со своими близкими, тогда ее долг будет исполнен. Она так хотела дождаться этого момента.
Но она больше не могла ждать, особенно после того момента, когда ей пришлось убить чудовище, в которое превратились ее любимые солдаты и дети... убить своими собственными руками. Ее целиком поглотила ее собственная черная сила. И пути назад не было...
Но Сент... Он продолжал звать меня. Я бы так хотела еще раз увидеть его.
С того дня она вообще отказывалась что-либо есть. Ее тело стало очень слабым. Возможно, именно из-за этого сила внутри нее тоже ослабла, и потому она могла слышать голос Сента. В тот момент, когда она услышала его голос, она вспомнила всех людей, которых с радостью отдали бы свою жизнь, чтобы защитить ее.
ВТОРАЯ: Эта сила... не должна существовать.
Это мой единственный шанс. Пока мое тело и эта сила находятся в столь слабом состоянии, нужно сделать это сейчас.
ВТОРАЯ: Если я умру, то и эта сила... исчезнет. И потому...
СЕНТ: Ты не должна! Леди Вторая!
Мне очень жаль, Сент. Что приношу тебе грусть и страдания... мне так жаль. Но я хочу, чтобы ты жил.
ВТОРАЯ: Это... приказ... от твоей Певчей.
СЕНТ: Вторая! Ты не можешь! Пожалуйста, что угодно, только не это!
ВТОРАЯ: Защити их... вместо... меня...
Времени больше нет. Нужно поторопиться. Я должна действовать быстро. Пока я еще контролирую ситуацию...
ВТОРАЯ: И... Сент, ты не должен умереть...
Голос, зовущий меня по имени, кажется таким далеким. Но я не собираюсь сдаваться. Я защищу его и остальных.
ВТОРАЯ: Это... мое желание... как твоей возлюбленной.
Я люблю тебя, Сент. Я так рада, что встретила тебя... и смогла увидеть снова, хотя бы в последний раз.
Борясь с силой, угрожающей захватить ее сознание, Вторая улыбнулась.

ТРЕТЬЯ ГЛАВА: О АДЕПТАХ[]


ЧАСТЬ 1

Этот часть показывает, как Первая и Брат Первой пытаются выяснить, что происходит в Стране Лесов. Это только часть диалога, переведено не все.
Они говорят о том, что в лесу с древних времен живет демон. Первая вспомнила, что читала как-то в книге о том, что людям не следует жить в тех местах.
Она не могла вспомнить, кто написал эту книгу, но та не выглядела старинной. Прошло чуть больше года с тех пор, как она с триумфом вернулась в Соборный город, победив Лордов Земель вместе со своими четырьмя другими сестрами.
Дело было не в том, что книга охватывала не всю информацию, а скорее в том, что эта земля в основном состоит из густых лесов, что затрудняет людям ее обустройство. В эти места стекались другие расы, такие как феи, эльфы и другие чудовищные существа. Единственная человеческая деревня находится лишь на окраине леса.

БРАТ ПЕРВОЙ: Сестра, мы пойдем еще глубже в лес?

БРАТ ПЕРВОЙ: Ну же, пойдем домой.
ПЕРВАЯ: Не беспокойся, здесь же нет ничего страшного.
БРАТ ПЕРВОЙ: Но этот лес... в нем есть что-то странное.
ПЕРВАЯ: Ты...так думаешь? Может быть, ты и прав. Пройдем еще немного дальше, а потом отправимся домой.
БРАТ ПЕРВОЙ: Правда?
ПЕРВАЯ: Да.

ПЕРВАЯ: Третья...

БРАТ ПЕРВОЙ: Сестра? Эй, сестра! Ты вообще меня слушаешь?
ПЕРВАЯ: Ох, извини. Немного задумалась. Что-то случилось?
БРАТ ПЕРВОЙ: Небо только что приобрело странный цвет. Я не думаю, что небо бывает такого странного цвета. Ну же, давай уйдем отсюда.
ПЕРВАЯ: С небом ничего странного не произошло. Оно часто имеет такой оттенок в это время года.
БРАТ ПЕРВОЙ: Правда? Ух ты, никогда бы не подумал, что небо может быть такого цвета...

БРАТ ПЕРВОЙ: Сестра, что это за запах? Кажется, он становится все сильнее...
ПЕРВАЯ: Ты тоже его чувствуешь?

БРАТ ПЕРВОЙ: Они мертвы...?
ПЕРВАЯ: Нет. Эти двое еще дышат. Мы должны быстро вытащить их из леса и заняться их ранами.
БРАТ ПЕРВОЙ: А мы сможем им помочь?
ПЕРВАЯ: Да.

ПЕРВАЯ: Это дело рук Третьей?

БРАТ ПЕРВОЙ: Сестра, что-то... мне плохо.
ПЕРВАЯ: Задержи дыхание! Не вдыхай это больше!

БРАТ ПЕРВОЙ: Что это было?
ПЕРВАЯ: Какой-то... яд.
БРАТ ПЕРВОЙ: Тут есть какое-то чудовище, которое может выдыхать яд?
ПЕРВАЯ: Нет, дело не в этом.
БРАТ ПЕРВОЙ: Тогда, может быть, в лесу начал расти какой-то ядовитый сорняк?
ПЕРВАЯ: Нет, это тоже не то.
БРАТ ПЕРВОЙ: Хм, хорошо, ладно... А как насчет... Эм, что же это была за штука, о которой ты мне рассказывала... что же это было? Что-то вроде огненной горы, у которой из трещин в земле выходит ядовитый газ...?
ПЕРВАЯ: Нет, это что-то другое. Я слышала, что ядовитый газ внутри вулкана имеет очень пронзительный запах - довольно сильный и опасный. Но этот запах не такой. Он, конечно, довольно неприятный, но не такой уж и сильный. И вообще, если быть точнее, это был не совсем запах.
БРАТ ПЕРВОЙ: Что ты имеешь в виду?
ПЕРВАЯ: Это было больше похоже на знак или предзнаменование.

ПЕРВАЯ: В любом случае, с ядом пока покончено. Более важно сейчас вывести этих людей из леса в безопасное место.

ЧАСТЬ 2

ДЕКАД: Пожалуйста, убейте меня. Моя Госпожа мертва. И у меня теперь нет причин жить.
НУЛЕВАЯ: Еще не конец.
НУЛЕВАЯ: Возможно, от тебя еще будет польза.

ДЕКАД: Может и так, но мне больше не для чего жить...
ДИТО: Ага.

Дито не удержался и заговорил громче:

ДИТО: Ты можешь быть игрушкой для ночных игр. Ты же *можешь* это, верно? Ты же все-таки адепт. А вообще, знаешь что? Ты идеально подходишь для Нулевой, когда она в плохом настроении. Тебя будут бить, пинать и все такое прочее.
ДЕКАД: Бить... пинать...? Ууухх...
ДИТО: Эй! Эй! Плюс к этому, каково это для такого слуги, как ты, когда твою Певчую убивают?
ДИТО: Может быть, это тебя даже возбуждает, а?
ДЕКАД: Ооооох...
НУЛЕВАЯ: Заканчивай выглядеть таким довольным, слышишь!

НУЛЕВАЯ: Ну же. Покажи нам дорогу. В Страну Лесов. В нее же есть безопасный проход, верно?
ДЕКАД: Ах! Вы не только не позволите мне принести себя в жертву ради моей Леди Четвертой, но еще и так безжалостны, что приказываете мне исполнять ваши приказания...?! Как... как... я покажу вам дорогу туда, куда вы хотите идти.

[Несколько частей пропущено...]

ЧАСТЬ 5

Начало этой части почти такое же, как и в ветви D, стих 4.

БИТВА С ПЯТОЙ И ДИТО / ГАЛГАЛИЭЛЬ И ФАНУЭЛЬ

Цветок был запечатан в Соборном городе - вероятно, за Вратами Меркурия. Цветок существовал не только внутри Нулевой в виде ее паразита, но и где-то еще. Кто-то когда-то почувствовал угрозу, которую Цветок представляет для мира, и запечатал его глубоко в Соборном городе. Неизвестно, кто это был, и было это в далеком-далеком прошлом.
Более чем вероятно, что "Цветок", вырвавшийся из Нулевой, также вложил ложные воспоминания в других Певчих с намерением освободить запечатанный "Цветок". Как только он освободился, то взял под свой контроль четырех девушек и заставил их вызвать соответствующего каждой из них Ангела, и этим исчерпал свой лимит разрушений. И хотя самая сильная из пятерых, Первая, была способна держать себя в руках, остановить четверку других Певчих было невозможно.
Когда Нулевая вместе с Майклом ворвалась в город, то поняла, что ситуация была намного хуже, чем она себе представляла, и она мало что может сделать. Нулевая думала, что если просто убьет их, то этого будет достаточно, но оказалось, что это не так то и просто. К ним даже подобраться непросто, не говоря уже о том, чтобы убить.
Отчаявшись остановить ярость своих сестер, Нулевая создала четверых адептов. Она надеялась использовать их как средство склонить чашу весов обратно в свою пользу, остановить неистовую мощь Певчих и поглотить ее. Чтобы сделать адепта, ей нужно было живое существо — любое, которое она могла найти поблизости. И все, что ей удалось найти - несколько белых птиц.
Она планировала дать им лишь немного силы, но это бы значило, что птицы были бы заперты в "клетку". Если птицы смогут помочь ей изменить ситуацию настолько, что она сможет убить девочек, тогда задача птиц была бы выполнена. Если бы они поняли, что их заставляют делать, то они могли бы улететь прочь. ...Им стоило бы улететь.
Просчет Нулевой заключался в том, что в итоге в тот момент она не смогла прикончить четырех Певчих. Ей просто не хватило сил. Когда пять девушек-Певчих отделились от Нулевой, каждая из них забрала часть ее силы. И хоть к этому времени Нулевая уже начала восстанавливать утраченную силу, она все еще была далека от совершенства. Создав адептов, остановив неистовство девушек и уничтожив освободившийся Цветок, она бы исчерпала всю свою силу. Даже если это был идеальный шанс убить их, она неизбежно должна была сбежать, не выполнив свою миссию. Она была настолько беспомощна, что даже не знала, где находится. Открыв глаза, Нулевая обнаружила себя в челюстях Майкла, улетающего прочь от города.
После этого четыре девушки продолжали жить своей жизнью, как будто ничего не случилось. Адептов, стоявших на стороне Певчих, они использовали как устройство, с помощью которого регулировали свою силу.
Нулевая не знала, что адепты начнут меняться из-за этого, но зподозревала, что чем дольше они будут поглощать силу Певчих, тем больше будут эволюционировать в человека. В процессе их создания Нулевая на мгновение "увидела" вспышку, а в ней адептов в человеческом облике. Именно из-за этого она смогла позже опознать их с первого взгляда.
Обретя человеческий облик, адепты служили и повиновались своим Певчим. Это был еще один большой просчет. Несмотря на то, что Нулевая никогда не собиралась лишать птиц свободы, это все равно ничем не отличалось от того, как если бы она заперла их в клетке.
Адепты не просто приняли форму человека, они стали разумными. Если бы они после всего этого вернулись бы к своим первоначальным формам, то эти новосозданные личности были бы уничтожены. Нулевая изначально не хотела, чтобы они стали людьми, и теперь не могла позволить им навсегда остаться таковыми.
Причина, по которой Нулевая забирала адептов с собой после того, как она убивала других своих сестер, заключалась в том, что иначе они не смогли бы оставаться в своих человеческих формах.
Если бы она смогла убить других Певчих до того, как адепты стали людьми, ничего бы этого не было. Во всем виновата только она сама...

ЧАСТЬ 6

События тут такие же, как в ветке D, стих 6
БИТВА С ЭЗРАЭЛЕМ

Здесь большое размышление Нулевой, она думает о Дито и Сенте, которые были убиты как личности, превратившись обратно в птиц:
Почему я вдруг об этом заговорила? Почему я не желаю расставаться с кем-то? Трудно ли терять своих спутников? И о чем это я думаю? Они никогда не были моими спутниками. Я создала их по собственной воле. Я разрешила своим младшим сестрам использовать их. И я буду тем, кто разрушит их сознание... Кто вообще назовет таких существ своими товарищами? И поэтому я не буду оплакивать их потерю, даже если совершу ошибку.
Я просто... хотела бы сказать одну вещь. Даже если эти слова никогда не дойдут до них, этого будет достаточно для моего собственного спокойствия...
Повернувшись к ним спиной, Зеро прошептала: "До свидания", и после этого две белые птицы взлетели в небо.

ЧАСТЬ 7

Эта часть от лица Третьей, поток сознания во время ее последних мгновений жизни.
Она говорит о куклах, которые Лорд Басс сделал из настоящей человеческой плоти, и о том, что с первого взгляда увлеклась ими. В конце концов она начала создавать своих собственных кошмарных кукол, сделанных из различных кусков плоти. Для этого она использовала трупы с кладбищ и с полей сражений. Она использовала части от тех, кто еще жив, и части сразу от нескольких людей. Она соединяла части людей и зверей. Она соединяла части людей и монстров. Она сделала бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное бесчисленное количество кукол.
Но Первая этого не одобряла. Она велела ей прекратить делать кукол и уничтожить те, что уже были сделаны.
Мои превосходные, милые куклы! Первая всегда пыталась отобрать у меня кукол. Она всегда пыталась встать у меня на пути. Она такая злая!
Она отравила мой лес! Она распылила ядовитый туман по всему моему лесу, чтобы заставить меня перестать делать моих кукол! Я попыталась нейтрализовать яд, но ничего не вышло. Я так и не смогла понять, откуда он исходит. Много огров, гигасов и троллей погибло. Много людей погибло. Все материалы, необходимые для изготовления моих кукол, погибли.
Вот почему я хотела убить ее. Вот почему я пыталась заманить ее в свой лес. Я думала, что если убью ее, то смогу снова делать своих кукол - еще более сильных и симпатичных. Так интересно представлять себе, что я могу сделать дальше...
Что еще я смогу использовать, кроме троллей, людоедов или гигасов?
Может быть... драконов? Драконы такие великолепные! Я сделаю свою следующую куклу из людей и драконов. Я сделаю огромную, всесильную куклу, которая сможет летать где угодно!
Такие мысли у меня были.
Я ненавижу тебя! Я ненавижу тебя! Я ненавижу тебя! Я ненавижу тебя, Первая! Верни мне моих кукол! Верните мои материалы!
Нулевая, тебя я тоже ненавижу! Поторопись и убей Первую! Древнего дракона я тоже ненавижу! Поторопись и убей Нулевую! Я ненавижу драконов! Потому что...
Последнее, что увидела Третья, была красная пасть Михаила и его белые зубы.

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА: О ЦВЕТКЕ[]


ЧАСТЬ 1

В этой части Первая и Брат Первой обсуждают возможное прибытие Нулевой для финальной битвы. Первая напоминает Брату о его задаче - прикончить Нулевую, если Первая потерпит неудачу. Он понимает, что Первая никогда не собиралась остаться в живых после победы над Нулевой.
Первая дает ему меч, выкованный из одного из зубов Габриэллы. Габриэлла дала ей этот меч еще до того, как добровольно прошла процесс Ангелификации, чтобы стать Габриэлем. У Габриэля больше не было способности говорить или самостоятельно думать, но Ангел все еще мог выполнять предназначенную ему задачу. Потеря Габриэллы - близкой подруги, с которой никто другой не мог сравниться – изменила Первую навсегда. Она стала неразговорчивой и больше никогда не улыбалась.

ЧАСТЬ 2

Эта часть довольно короткая, она о Нулевой и Михаиле, прибывающих в Соборный город. Нулевая просит Михаила убить ее, как только все будет закончено. Он отвечает только: "Хорошо.".

ЧАСТЬ 3

Эта часть является продолжением предыдущей и рассказывает о появлении Габриэля.

ВЕТВЬ D, СТИХ 6

Сначала Габриэль сражается с Нулевой и Михаилом, а затем внезапно появляются несколько виверн и вступают в бой, чтобы защитить Габриэля. Михаил говорит, что ненавидит этих меньших драконов (они не способны к рациональному мышлению или речи, как он). Часть оканчивается сценой с Михаилом, в бешенстве добивающим последнюю из виверн, в то время как Габриэль отступает.

ЧАСТЬ 4

Нулевая и Михаил прибывают в собор, и Нулевая приказывает Михаилу пробить большое витражное окно, чтобы попасть в здание. Затем Нулевая и Первая снова разговаривают, как в концовке А.
Но главное отличие от ветви А заключается в речи Первой:
ПЕРВАЯ: "Цветок" изначально был запечатан здесь, в этом городе. Кто же его запечатал? И почему именно здесь? Если мы найдем ответы на эти вопросы, то сможем также узнать о нашей Силе Песни и о нас, Певчих. Кто мы такие? И почему обладаем такой силой...
НУЛЕВАЯ: И что ты будешь делать, когда узнаешь это? Зачем нам вообще это узнавать? Это просто пустая трата времени.
ПЕРВАЯ: Может быть ты и права и это просто глупость. Если бы я была на твоем месте и выбирала бы, важно это или нет, то думала бы об этом так же, как и ты.
ПЕРВАЯ: Я захотела узнать правду с тех пор, как поняла, что в наших воспоминаниях есть противоречия. У Второй остались теплые воспоминания о ее родителях, таких любящих и добрых. Третья же не любила своих родителей, а Четвертая вообще ненавидела их. А у Пятой были воспоминания об отце, который печально скончался. В то время как я... я абсолютно ничего не помнила о своих родителях. Ничего. Вместо этого я помнила, как мы все вместе вшестером жили вместе.
ПЕРВАЯ: И поэтому я начала искать ответы. Я читала все, что попадалось под руку и все, что было в этих стенах. Кто мы такие? Откуда мы взялись? С какой целью мы существуем? Какова должна быть наша роль в этом мире? Чего же требует от нас этот мир? Мир...
НУЛЕВАЯ: И ты нашла правду?
ПЕРВАЯ: Ничто не смогло дать ответы. Но. Я узнала одну вещь. Этот мир не нуждается в нас.
НУЛЕВАЯ: Это делает наш разговор короче. Почему бы тогда тебе не умереть?
ПЕРВАЯ: Пой. Абдиэль.

Как в Ветке С, Первая призывает Абдиэля.
Михаил и Нулевая побеждают его и Первая призывает Рафаэля, как в Ветке B.

ПЕРВАЯ: Благослови нас, Рафаэль.

После обнаружения яда в Стране Лесов, у Первой появилась идея использовать яд, чтобы ослабить Нулевую и ее дракона. Конечно, яд не смог бы сразу же убить их, но он достаточно снизил бы их способности, чтобы дать Первой значительное преимущество.
Нулевая была совершенно ошеломлена, когда Первой удалось вызвать не одного, а двух ангелов без всякой помощи адепта. В отличие от Четвертой, чья психика быстро пошатнулась от вызова Ангела своими силами, Первая все еще оставалась в порядке.
НУЛЕВАЯ: Она чудовище...
Они побеждают Рафаэля, но Михаил сильно пострадал от яда монстра. Она говорит ему, чтобы он бежал через то же витражное окно, через которое они вошли, но оказывается, что Первая создала магический барьер во время битвы с Абдиэлем, и накрыла им всю область вокруг, не позволяя никому войти или выйти. Бежать было некуда.
Напоследок Первая призывает Габриэля. Причина, по которой она медлила с его призывом, заключалась в том, чтобы защитить его – чем меньше он будет подвергаться воздействию яда, тем лучше, так как для него этот яд тоже опасен. Михаил идет сражаться с Габриэлем, а Нулевая берет на себя Первую. Во время боя Первая кричит на Нулевую:
ПЕРВАЯ: Даже если мы все жили ненастоящей жизнью, мы все равно жили! Вторая, Третья, Четвертая, Пятая! Они жили! Клянусь их душами, я никогда тебя не прощу! Неужели ты думала, что мы просто встанем и позволим тебе убить нас? Ты привела нас в этот мир, и поэтому ты думаешь, что сможешь убрать нас отсюда, да? Думаешь, это меня удовлетворит?
Вот тут-то они и осознают, что именно Первая искала. Она искала не правду, а скорее приемлемый для нее ответ о своей судьбе и неизбежной смерти.
"Это я", впервые думает Зеро. Я - Первая.
В тот момент, когда меня судили как преступника и приговорили к смертной казни, я возненавидела весь мир. Как я могу быть удовлетворена всем этим? Как я могу быть довольна жизнью, в которой меня постоянно предают и обкрадывают? Я не могу понять такого мира, в котором добрые люди не получают вознаграждения за свои поступки, а продажные пожинают прибыль. Я не могу понять мир, в котором девушка — более чистая, благородная и нежная, чем кто-либо другой — могла быть убита, как грязное насекомое.
Почему? Кто-нибудь, пожалуйста, скажите мне! Пожалуйста, дайте мне ответ!
В тот момент между жизнью и смертью я хотела получить ответ. Я продолжала кричать об этом голосом, который невозможно было расслышать. С той же силой, с какой я проклинала мир, я стремилась познать его. Такова была истинная природа Первой, и я никогда не думала, что смогу ее понять.
У этой загадки была простая разгадка. Дело было не столько в сильном чувстве справедливости Первой, сколько в том, что она просто не могла довольствоваться злодеями в этом мире. Вот и все. Она списала это на то, что не могла быть довольна этим миром, пока в нем были Лорды Земель, которые угнетали народ, или коррумпированная знать.
НУЛЕВАЯ: Я та, кто создал вас, девочек. И я никогда не искала прощения!
И Первая, и Нулевая активируют свою Силу Песни и бросаются друг на друга, но Нулевая быстро выигрывает дуэль и протыкает мечом голову Первой. Сзади она слышит звук падения тела Габриэля на пол.
НУЛЕВАЯ: Все кончено.
Затем она оборачивается, чтобы увидеть, что Габриэль был не единственным, кто упал на землю: Михаил тоже упал.
Габриэль и Михаил одновременно нанесли друг другу смертельные удары, и оба вместе упали на землю. Вот почему она слышала только один звук удара о землю.
Нулевая при виде безжизненного тела Михаила не верит, что он мертв. Он просто спит, вот и все. Но когда она подбегает и дотрагивается до него...
НУЛЕВАЯ: Этого... не может быть.
Она убрала руку с его груди и положила ее на его закрытые глаза.
НУЛЕВАЯ: Просыпайся! Ты не можешь спать весь день!
Она ударила его кулаком в подбородок, в то самое место, куда обычно била его, когда он спал - он ненавидел это. Потом ударила его снова, и снова, и снова.
НУЛЕВАЯ: Я сказала, проснись! Ты, кусок драконьего дерьма! Как ты посмел... как ты посмел ... умереть!
Но его глаза остались закрытыми и неподвижными. Даже после ее ударов. Даже после ее пинков. Даже после того, как она трясла его. Он только молчал.
НУЛЕВАЯ: Ты думаешь, что можешь снова бросить меня, да? Снова... Ты... Почему...?
Вспышки прошлого захлестывают Нулевую, когда она вспоминает, каким невинным был Михаил после своего перерождения. Все в этом мире было для него совершенно новым. Каждая фраза, которую он произносил, была вопросительной. "Почему?" "Откуда?" "Что это такое?"
Каждый день он развлекался, играя в грязи, и этим доводил Нулевую до бешенства. Был случай, когда дорога из-за него обвалилась у них под ногами, и Нулевая упала в океан. Был случай, когда Михаил ушел искать еду для Нулевой, пока она страдала от своих ран.
Все это произошло всего за один год. Теперь, оглядываясь назад, она поняла, что это был такой короткий промежуток времени. Бывало, что она была к нему жестока. Она с трудом могла сосчитать, сколько раз была добра к нему, и все равно он оставался, как птенец, любящий свою мать. У него не было ни воспоминаний Майкла, ни того обещания, которое они дали друг к другу, и все же он почему-то оставался рядом с Нулевой.
Они отправились сражаться с древним драконом и Михаила поначалу охватил страх, но он сумел преодолеть его благодаря словам Нулевой. Вот как сильно он ей доверял. Эта мысль смущала ее, но и почему-то успокаивала.
Михаил даже через миллион лет не предаст ее. Не только Михаил, но и Майкл тоже. Из всех людей, которых она встречала, первым существом, которому она наконец смогла довериться, был не такой же человек, как и она сама, а представитель благородной расы драконов.
НУЛЕВАЯ: Михаил...
Боль от раскаяния пронзила ее сердце, когда она подумала, какой упрямой она была, редко называя его по имени. Дело было не в том, что оно ей не нравилось. Скорее, она боялась. Если она назовет Михаила по имени, как это было с Майклом, он обретет душу и значимость для нее, как это сделал Майкл, и она потеряет его...
НУЛЕВАЯ: Ну почему умер ты, а не я!?
Почему она всегда должна быть единственной, кто выживает? Почему она всегда должна терять тех, кто ей дорог? Почему?
НУЛЕВАЯ: это все его вина!
Нулевая крепко сжала рукой цветок в своем глазу. Пока у нее был этот "цветок", как бы сильно она ни хотела умереть, она не могла. Все из-за силы регенерации "цветка".
НУЛЕВАЯ: Это... этот гребаный цветок!
И вдруг она остановила свою правую руку, которая была готова вырвать цветок из ее глаза.
НУЛЕВАЯ: Цветок...
Если она воспользуется силой цветка, возможно, ей удастся вернуть Михаила к жизни. И она знала, как это сделать. Ее никто этому не учил, она просто научилась этому сама, как учатся ходить или бегать. В своем нынешнем состоянии она вполне могла это сделать. Однако, воскресив его, она прокляла бы его этим цветком. Хотел бы Михаил этого?
Она знала ответ. Это было бы ошибкой. Она бы действовала только из своих собственных эгоистичных чувств... А это грех. Она так боялась, что ее снова бросят, и так как не хотела оставаться одна, что постаралась бы взять с собой Михаила.
НУЛЕВАЯ: Мне так жаль...
И все же она не хотела, чтобы он умер. За все свою жизнь это был первый раз, когда она хотела, чтобы кто-то жил.
НУЛЕВАЯ: Я приказываю тебе!
Она положила руку на неподвижную грудь Михаила.
НУЛЕВАЯ: Будучи единым целым с Силой Песни, чтобы спасти жизнь этого дракона... я заключаю "пакт". Бог востока, богиня запада... взамен я отдаю пламя своей жизни. И она, в обмен на его новую жизнь, станет этим цветком... его проклятием.
Ее сознание было поглощено, а зрение наполнилось чистым белым светом.

ЧАСТЬ 5

Оставшийся яд, а также магический барьер, удерживающий их в Соборе, были уничтожены Силой Песни Нулевой. Сквозь разбитые витражные окна лился свет. Снаружи уже наступила ночь. Свет был красноватым и мягким.
Нулевая встала и потянулась, затем приложила ухо к груди Михаила. Его сердцебиение было нечастым, но сильным. Когда она вздохнула с облегчением, ее одежда соскользнула с ее теперь уже детского тела. Подняв ее, она небрежно обернула одежду вокруг себя. Эту одежду теперь она уже не может носить...
Она никогда не думала, что ее тело вернется к телу ребенка. Когда она потеряла свои силы и родились ее сестры, она была неспособна двигаться, но ее тело осталось прежним. Именно это, как она думала, должно было случиться и на этот раз. По-видимому, передача своей силы другому существу приводит к изменению ее собственной физической формы.
НУЛЕВАЯ: Эй!
Голос маленького ребенка сорвался с ее губ; и звук этот был ужасен. Поскольку теперь она была намного ниже ростом, Михаил, казалось, нависал над ней. Она пнула его своими маленькими ножками, едва ли причинив ему большую боль, чем укус комара. Но он, похоже, почувствовал это и начал просыпаться.
МИХАИЛ: Нулевая?
Михаил посмотрел на нее сверху вниз. На его лице промелькнуло смущение, а единственный глаз (левый) быстро заморгал.
МИХАИЛ: Эм... ты Нулевая, верно?
В его правом глазу распустился цветок. Хоть она и ожидала увидеть его там, вид этого цветка вызвал у нее боль в сердце. Она была потрясена, увидев Михаила снова живым и здоровым, и все же какая-то часть ее все еще сожалела, что сделала это.
Вдруг ее грудь стала красной, а рот приоткрылся.
МИХАИЛ: Нулевая!
Михаил закричал. Она не знала, что произошло, и только оказавшись на земле, поняла.
МИХАИЛ: Как ты посмел... как ты посмел сделать это с Нулевой!
Она видела, как Михаил вцепился во что-то своими когтями. Она знала, что он наносил удары с огромной силой, но тот, кому они предназначались, уклонялся от них.
Какая-то теплая жидкость хлынула ей в горло, она попыталась проглотить ее и заметила, что на вкус она напоминает кровь. Затем она почувствовала боль в груди, и ей стало трудно дышать.
Наконец она поняла: ее ударили ножом. Она видела, что ее рвало кровью. Она видела, как Михаил дышит огнем на что-то...
Кто же это был? Кто ударил меня ножом? Кого Михаил пытается сжечь заживо?
Она изо всех сил пыталась повернуть голову, чтобы посмотреть, кто это был.
НУЛЕВАЯ: Пер...вая...!?
Почему Михаил пытается испепелить Первую?
Но огонь так и не коснулся Первой. Тело Михаила накренилось, и последующая вибрация от удара его тела о холодный пол достигла каждого дюйма тела Нулевой.
Почему Михаил упал? Почему я упала? Почему?
Я не понимаю. Я не понимаю.
Мысли в ее голове словно смешались вместе.
Почему Первая вдруг ожила после того, как я ее убила? Почему Михаил внезапно снова умер, даже после того, как я его оживила?
???- Я не Первая.
Это был мужской голос.
???- Я ее младший брат. Младший брат Первой.
Заткнись! Это не то, что я хочу знать! Вот что хотела крикнуть Нулевая, но у нее больше не было сил, чтобы сформировать слова, и она могла только смотреть на него в поисках ответов, которые она искала.
БРАТ ПЕРВОЙ: Так же, как ты создала своих сестер, Первая создала меня.
Это было не то, что она хотела услышать, но эти слова она смогла понять. В одно мгновение в ее голове прояснилось.
Первая сказала, что она не может создавать адептов. И она не лгала. Она создала свою копию, “младшего брата” вместо адепта.
БРАТ ПЕРВОЙ: Если тебе удастся убить Сестру Первую, то я буду ее последним козырем.
До ее ушей донесся болезненный голос, кричащий: "Нулевая, Нулевая". Это были последние вздохи умирающего.
Она всего лишь хотела вернуть его к жизни. Именно потому, что она не хотела, чтобы Михаил умер, она призвала восстанавливающую силу цветка и создала новую магию, известную как "пакты". Сила Нулевой была разделена между ней и драконом: два тела, одна жизнь. Михаил был воскрешен, но проклят цветком.
И все это обернулось полным провалом. Поскольку она была возвращена обратно в тело ребенка, она была застана врасплох и доживала последние минуты. И так как теперь у них была одна общая жизнь, то вновь рожденный Михаил тоже погибнет...
Казалось, что мужчина все еще что-то говорил, но Нулевая уже ничего не слышала.
НУЛЕВАЯ: Ми... хаил... мне так жа...
Она даже не смогла нормально извиниться. Ее зрение потускнело. Всеми оставшимися силами она старалась выжечь образ Михаила в памяти, чтобы он навсегда остался в ее сознании, и тогда увидела ее. Это была та девушка, Аккорд, тихо стоявшая у колонны и пристально наблюдавшая за Нулевой.
Удивительно, что она выжила после падения с такого большого расстояния в море. Нулевая думала, что она умерла.
Девушка, которую она собиралась убить, жива, а ее единственный друг, с которым она хотела жить, мертв. Я ненавижу такие холодные слова, как "судьба" и "предназначение", но какие другие слова могут лучше выразить сарказм всей моей жизни до и после смерти?
Нулевая увидела, как Аккорд повернулась, чтобы уйти. Возможно, она пришла только для того, чтобы зафиксировать смерть Нулевой. Вскоре после этого зрение Нулевой окутала тьма. Она больше не видела Михаила. Она больше не чувствовала холода пола Собора. Ничего.
"Это конец", - подумала Нулевая. Независимо от того, прощена я или нет. Независимо от того, спасена я или нет. В конце концов, все становится ничем.
Она знала, что в темноте смерти нет утешения, но Нулевая все равно с нетерпением ждала этого момента.

Источник, Перевод: Игорь Гончаров

Внешние ссылки[]

Advertisement