Drakengard вики
Advertisement
DD3 Four Artwork2

Из Drakengard 3 Official English Website

Семейный портрет (англ. Family Portrait, яп. 家族の肖像) - рассказ о мире Drakengard 3.

Четвертая - Семейный портрет[]

"Пятая! Эй, Пятая! Раскидала свою одежду где попало!"
Я закричала, чтобы та убирала все это. Даже если это пустой дом, в котором никто не живет, мы не можем просто использовать его так, как нам нравится. Мы всего лишь остановились в нем во время путешествия. Когда мы уедем, все должно быть таким же, как было до нас. О том, чтобы оставить тут все в беспорядке, не может быть и речи.
Но Пятая снимает с себя одежду и оставляет ее повсюду, как будто это ее собственная комната, а еще бросает повсюду недоеденную еду... Ей следует подумать о том, кто будет за ней все это убирать. Младшие братья и сестры, наверное, все такие.
Я взяла ее одежду, чтобы сложить, и поморщилась. На рукаве сбоку виднелась большая дыра. Я знаю, что ты захотела переодеться из-за того, что это случилось, но неужели ты действительно забыла об этой одежде, которую только что сняла?
"Пятая... такой трудный ребенок."
Я громко вздохнула. Придется не только убраться, но и зашить ее одежду. Если я заставлю рукодельничать неуклюжую Пятую, она только ткань испортит. Либо так, либо она ткнет себя иглой и закатит сцену плача.
Думая о том, сколько это принесет проблем, я решила сделать все сама. Дыра такого размера отнимет у меня всего несколько минут, так что все в порядке.
Когда я разложила одежду, чтобы проверить, нет ли еще каких-нибудь дырок, то заметил волосы, разбросанные по полу.
"О, еще и сестрица Третья..."
У сестрицы Третьей есть плохая привычка. Она может усесться где угодно и начать стричь волосы. Я знаю, что она делает это, потому что ее волосы растут быстрее, чем обычно, но я также думаю, что она просто развлекается.
Видите ли, если бы они ей мешали, она могла бы отрезать их под корень, но она этого не делает. Она просто слегка состригает их ножницами. Видимо она думает, что стричь волосы - это весело. Наверное это сродни хобби. Странному хобби.
Но даже если не брать это во внимание, сестрица Третья все равно немного странная. Хотя нет, "немного"  - не то слово. Реально странная. Сказать по правде, ее можно приписать к чудакам.
Пока я размышляла об этом, позади послышалось щелканье ножниц. Легка на помине.
"Сестрица Третья, хватить стр..."
Я хотела сказать ей, чтобы она перестала стричь свои волосы, но остановилась. Она стригла их на ходу. С каждым щелчком нощниц ее волосы разлетались в разные стороны.
"...Тебе что-то нужно?"
Отрезанные пучки волос рассыпались по полу. Глядя на то, как она делает это так в открытую, я потеряла дар речи. Если бы это была Пятая, я могла бы просто сердито сказать ей "перестань разбрасывать их повсюду!"
"Сестрица Третья. Я думаю, что стричь волосы во время прогулки - плохая идея."
"...Почему?"
"'Почему'... Ножницы очень острые, понимаешь? Если твои руки случайно дрогнут, ты можешь причинить себе вред."
"...Я в порядке."
Сказав это так, словно это вовсе не опасно, она отрезала еще одну прядь. Поняв, что мои слова ничего не решат, я понурила плечи. Я ведь с самого начала знала, какой она человек.
"Даже если это не опасно, пожалуйста, убирай свои волосы за собой. Это не наш дом."
Что подумают будущие постояльцы, когда они войдут в пустой дом и увидят тут столько разбросанных волос? Они будут просто в ужасе.
"Держи."
Протягивая ей метлу, я уже знала, что будет дальше.
"...Я очень устала."
И сестрица Третья просто легла на бок и тут же уснула. Удивительно, ей даже не нужно было притворяться, что она заснула.
Мне трудно заснуть, если у меня даже хотя бы подушка не моя. Но сестрица Третья всегда сразу же засыпает, без разницы - на своей ли подушке или кровати. Она быстро засыпает, даже если вообще спит на земле. Если вокруг нее шумно, ей это не мешает. Ей не доставляет дискомфорта спать в грязной и вонючей одежде. Хоть она выглядит чувствительной, сестрица Третья удивительно устойчива ко всему.
Это все бессмысленно. Даже несмотря на то, что она самая красивая из всех нас, она всего лишь бесстыдная, странная чудачка. Даже если я расскажу о ней кому-нибудь, кто ее не знает, мне все равно не поверят.
Можно еще рассказать о ее волосах. Они такие прямые и блестящие, а на ощупь как шелк. Но она так все время их кромсает...
Если бы у меня были такие же волосы, как у нее, я бы их постригла как следует и красиво уложила. И дело не только в волосах. Если бы я была такой миленькой, как она, я никогда бы не вела себя так странно, не падала бы на землю и не засыпала. Я бы обращала больше внимания на то, что и как я говорю и что делаю. Я даже представить себе не могу, как можно не обращать не это внимания, будучи такой красавицей.
Сестрица Третья же просто растрачивает впустую свой блеск, с которым она родилась. Она не глупая, но совсем не думает головой.
Все чудаки такие. Они никогда не думают о том, чтобы жить правильно, нормально влюбиться и жить счастливо, как все остальные люди.
Накрыв сестрицу Третью, чтобы та не простудилась, я убрала все разбросанные волосы. Потом я привела в порядок одежду Пятой. Такое чувство, что я делаю всю работу за всех.
Видимо, сестрицу Третью мне не перевоспитать, потому что она слишком странная, но вот с Пятой нужно что-то делать. Она не может вести себя так избалованно и эгоистично только потому, что она самая младшая. Я обязательно скажу ей об этом сегодня.
Это так нечестно. До рождения Пятой я была самой младшей сестрой, но я совсем не помню этого времени. Сколько себя помню, Пятая всегда была младшей, а я была "второй с конца", "сестрицей Четвертой".
Взрослые всегда говорили мне: "Будь терпеливой, потому что ты старшая сестра", и я никогда никому не говорила о своих чувствах. Потому что я не эгоист и не беспокою всех по пустякам, как это делает Пятая.
В любом случае, я не думаю, что подхожу для роли самой молодой сестры. У меня слишком много здравого смысла. А вот Пятая всегда делает что захочет и доставляет другим неприятности.
И...
"Сестрица Четвертая? Ты меня звала?"
Вот, это то, что я имела в виду. Я не настолько бесстыдная. А она подождала, когда я закончу с шитьем и лишь потом пришла.
"Ты должна перестать повсюду бросать свою одежду! Сколько раз тебе повторять? Еще и вся одежда порвана!"
"О нет. Это все не мое."
"Не пытайся оправдываться. Я все зашила, но в следующий раз будешь сама это делать."
"Но это правда все не мое."
Пытается свалить вину на кого-то другого. Но кроме Пятой больше нет никого столь безалаберного.
"Четвертая, извини, это моя одежда!"
Пришла сестрица Вторая, почесывая голову и хихикая, как маленький мальчик. Как у нее вообще получается сделать свою грубость и поступки такими милыми. Я буду выглядеть как мальчишка, если так буду себя вести, а если буду вести себя как Пятая, то буду выглядеть так, будто у меня с головой не все в порядке. Я никогда не пойму, почему она так всех очаровывает.
Ладно, сейчас не время.
"Но сестрица Вторая...  Разве это не одежда Пятой?"
Не то чтобы на одежде были написаны наши имена, но я помню, у кого какая. Я могу сказать точно, чья это одежда, просто взглянув на нее.
Это одежда точно принадлежит Пятой, но проблема в том, что сестрица Вторая, похоже, не лжет...
"Да. Раньше это была одежда Пятой."
А, понятно. Вот что она имеет в виду. Конечно, она не лжет. “Раньше" означает, что Пятая отдала ей эти вещи. Да. Я все поняла, можете больше не объяснять!
Но...
"Я больше не могу носить эти вещи, потому что они слишком плотно облегают мою грудь."
Пятая, вот так выпячивающая грудь, выводит меня из себя. Хвастается тем, что у нее большая грудь, хотя она еще совсем ребенок. Это явно говорит о том, как мало у нее мозгов. Ей следовало бы хоть немного смутиться. В конце концов, разве не говорят, что женщины с большой грудью тупые?
"Пятой они были не нужны, поэтому я решил, что заберу их у нее."
Полностью игнорируя непристойное поведение своей младшей сестры, сестрица Вторая просто улыбнулась и начала объяснять. Было бы здорово, если бы она тоже упрекнула бы Пятую. Я считаю, что старшая сестра должна поступать именно так.
"Я надела эту одежду сразу же, и кажется, приложила слишком много усилий. И... порвала."
"Всего лишь швы разошлись."
"Да. Совершенно верно, Четвертая!"
Сестрица Вторая сильнее, чем другие, поэтому она часто случайно ломает вещи или пробивает дыры в стенах, а затем расстраивается из-за этого. Самая нежная сестра - самая разрушительная. В этом есть какая-то ирония.
"Плохо, что я порвала вещи, которые только что получила, верно? Поэтому я решила, что смогу все зашить, и пошла искать иголку с ниткой..."
"Держи, сестрица Вторая."
Я протянула ей только что заштопанную одежду. Сестрица Вторая, в отличие от Пятой, относится к тому типу людей, которые делают все сами, но у нее зачастую ничего не получается. Она довольно хорошо владеет своими руками, но не знает, как следовать инструкциям. Так что я в конечном итоге все делаю за нее. Но она хотя бы понимает свои ошибки и не пытается свалить свою обязанности на других.
"А? Что, правда? Ты сделала это!? Потря-сающе! Так быстро! И хорошо!"
Сестрица Вторая никогда бы не стала хвалить и благодарить кого-либо просто так. Она действительно удивлена. Да, у нее доброе сердце. Она умная и честная, а еще вежливая и деликатная.
Но она слишком простачка, поэтому я беспокоюсь о ней, как о младшей сестре. Честность и мягкость, если по другому посмотреть, также означают доверчивость и наивность, верно?
Она вся такая милая и симпатичная. Нет ничего странного в том, что люди просят ее обо всяком. Когда вы выглядите ненадежным и легкомысленным, вы заставляете людей думать, что они могут использовать вас, и они действительно это делают.
Зная сестрицу Вторую, если с ней поступят плохо, она просто подумает: "в следующий раз будет лучше". Она скажет что-то вроде: "следующий человек станет моим другом", а ее и дальше будут использовать. Это еще одна вещь, о которой я беспокоюсь.
Если она родилась такой милой, разве это не ужасно, что дрянные парни будут тратить ее жизнь впустую?Когда я думаю о том, как это произойдет, я не могу не волноваться. Да, я действительно волнуюсь, понимаете?
"Четвертая, я тебя люблю! Я сейчас же все примерю."
И тут я осознала, что она хихикает, переодеваясь, кричит "Вааау, они идеально на мне сидят!"- и крутится на месте. Как если бы она была младшей сестрой, а я - старшей.
"Эй, эй, как я выгляжу? Я хорошо выгляжу?"
И я, и Пятая нервно кивнули, когда сестрица Вторая повернулась к нам с широкой улыбкой.
"Пойду покажу Первой!"
Выбежала из дома, даже не закрыв за собой дверь, ведет себя как ребенок. Хотя, мы и есть дети. Легко забыть об этом, когда мы путешествуем повсюду, убивая монстров и злодеев. Возможно, это еще и из-за моей младшей сестры, которая хвастается своей грудью и все время говорит пошлости.
"Эй. Сестрица Четвертая."
Моя неприличная сестра подошла ко мне сзади. Ничего хорошего из этого не выйдет.
"Я ведь правда не врала."
"Да, ты права. Это я ошиблась."
“Но ты, сестрица Четвертая, так грубо обращалась ко мне, как будто я преступник. Ты такая ужасная. Я безусловна оскорблена."
Она прижалась к моей спине и произнесла это таким жалобным тоном, чтобы показать мне, что она страдает.
"...Я была неправа."
"Неправа и все? И никаких извинений?"
"...Извини."
"А? Я тебя не слышу."
" Я ИЗВИНЯЮСЬ!"
Из-за того, что она нечасто бывает права, она сразу становится такой высокомерной и могущественной. Это выводит меня из себя!
"Ты можешь отойти от меня? Твоя грудь упирается мне в спину."
Эти бесполезно-большие сиськи тоже выводят меня из себя!
"Оох... Ты недовольна тем, что они просто прикасаются к тебе? Хочешь сама их полапать? Сестрица Четвертая, ты же не можешь делать так со своей плоской грудью, верно? Сжимать ее вооот тааак..."
"Прости, что я плоская! Да и вообще, кому захочется их трогать! Здесь жарко, так что я хочу, чтобы ты просто отошла! И перестань говорить "Оох..."! Ты такая бесстыдная, издаешь сексуальные звуки, хотя ты всего лишь соплячка! Видимо, все твои питательные вещества идут прямо в твои сиськи и поэтому ты тупая, как корова! Тупая! ТУУУУПАЯ ТУУУУПАЯ ТУУУУПАЯ!"
"Вау, сестрица Четвертая такая страаашная."
"Заткнись, девушка-корова! Иди травы поешь!"
Я начала швырять в нее все, что попадалось под руку. То, как она уворачивалась, извиваясь всем телом, и кричала "нет", разозлило меня еще больше.
Я ненавижу ее! Я ненавижу все это! Я всех ненавижу! Я всё ненавижу!
Я не такая милая, как сестрица Вторая, и не такая красивая, как сестрица Третья, и я плоская, а Пятая нет!
Я ненавижу все это! Я ненавижу свое лицо! Я ненавижу свое тело! Я не миленькая и не симпатичная, у меня простое обычное лицо. Я долговязая, мои руки и ноги похожи на палки, а волосы едва ли можно назвать шелковистыми.
Но то, что я прям до смерти ненавижу - это мои грубые ногти. Если им позволить, они просто будут расти и расти, и начнут сворачиваться, ломаться и цепляться за все. Мне не нужны такие ногти. Я бы хотела вырвать их и выбросить. Мне не нужны эти руки, эти ноги, это лицо, вообще ничего!
Я не... нуждаюсь сама в себе.
В себе? Я не нуждаюсь в себе? Нет! Это мне нужно!
Ты! Ты бесполезная сексуальная говорящая девушка! Не будь такой самонадеянной из-за того, что эти огромные мясные мешки просто болтаются впереди тебя! Ты еще более бесполезна, чем куча дерьма! Ты мне не нужна! Умри!
И эта глуповатая сильная симпатичная девушка тоже умрет! И эта сумасшедшая девушка с ножницами тоже умрет! Хватит говорить всем подряд, какая ты симпатичная! Это всего лишь слой кожи на твоей голове, кем ты себя возомнила? Как насчет того, чтобы содрать с нее эту прелестную хорошенькую кожу? Разорвать ее, разорвать на мелкие кусочки, растоптать, растоптать.
Ахахахахаха! Ах, так весело. Ах, так весело. Ах, так весело...

К тому времени, как я поняла, что произошло, комната была вся разорена. А сестрица Третья все равно крепко спала. Удивительно, как она вообще смогла проспать все это и не проснуться? Даже если считать ее чудачкой.
Пятая, похоже, давно уже убежала. Она хитрая, хоть и идиотка.
"А-а-а, я такая дура."
Я должна все это прибрать. Я наделала беспорядок - мне его и убирать. Это же очевидно. Мои сестры, которые не могут понять настолько очевидные вещи, кажутся мне просто смешными.
Поднимаю перевернутые стулья и столы, собираю чашки, подметаю полы. О нет, я еще и тарелки швыряла. Те, которые после еды оставила Пятая; на разбитых осколках еще остались кусочки еды.
"Почему я..."
Даже вздохнуть не могу. Хоть она и оставила их валяться где попало, это я их сломала, так что я не могу на нее злиться.
После этого мне нужно быть более сдержанной. Даже если я злюсь, мне нужно держать себя в руках. Независимо от того, что я говорю или делаю.
Закончив наконец уборку, я присела. Не так, как сестрица Третья, а от усталости. Я очень устала.
"Здесь кто-нибудь есть?"
Я подняла голову со стола, на который ее опустила. Это пришла сестрица Первая.
"Сестрица Первая, что-то случилось?"
"О, хорошо. Четвертая, пойдем, поможешь мне."
"Может, мне стоит разбудить сестрицу Третью?"
Сестрица Первая взглянула на спящую сестрицу Третью и покачала головой.
"Третьей здесь хорошо. Пока ты с нами, Четвертая, нам всем хорошо."
Пока ты с нами, Четвертая. Я мысленно повторила эти слова. Я счастлива. Сестрица Первая меня ценит...
Из всех нас, сестер, она самая умная, мудрая и надежная. У нее сильноразвитое чувство справедливости и долга. Она не такая милая, как сестрица Вторая, и не такая красивая, как сестрица Третья, но все ее слова и поступки кажутся такими мудрыми.
Поэтому я думаю, что тот, на кого я должна стремиться быть похожей - это она. Я не могу изменить свою внешность, но хотя бы могу стать умнее.
И вообще, она тоже плоская.
"Сестрица Первая, какая помощь тебе нужна?"
Спросила я, идя за ней следом.
"Нам нужно починить эту повозку. Я купила ее на соседней ферме."
"Починить? Повозку? А для чего мы будем ее использовать?"
"Есть вещи, которые нам нужно будет перевезти в наш следующий пункт назначения."
Я чувствовала ее силу воли, когда смотрела на ее лицо сбоку. Вот так она выглядит перед боем. Перед боем не за свою жизнь, а для благополучия всех страдающих людей. Сестрица Первая никогда не поступит несправедливо.
Но иногда мне кажется, что это нечестно. Когда я смотрю на нее, несущую все эти обязанности и эту ответственность в одиночку.
Она ведь даже не самая старшая. Сейчас она находится в таком положении только из-за неожиданных событий. Она тоже должна быть чьей-то "младшей сестрой". Другой человек, а не она должен был действовать как старший и держать всех нас в узде...
"Хм ... хм, я буду стараться изо всех сил и помогать тебе, чем только смогу, сестрица Первая. Так что не пытайся взвалить все только на свои плечи."
Она выглядела немного удивленной, а потом смягчила свой взгляд и поблагодарила меня.
Из-за того, что сестрица Вторая ненадежная, сестрица Третья - чудачка, а Пятая - эгоистичная, мне нужно помогать сестрице Первой. Даже если она самая рассудительная, это все может быть слишком тяжело для нее одной. Она ведь даже не самая старшая.
Все в порядке, я тебе помогу. Для этого и нужны сестры. Да, не обращай внимания на остальных. Ладно, сестрица Первая?

"А?"
Когда я пришла в себя, сестрицы Первой уже не было. Не было ни повозки, которая нуждалась в ремонте, ни пустого дома, в котором мы остановились. Я лежала в своей постели.
"Ох, так это был всего лишь сон..."
Конечно это был сон. В конце концов, я уже не ребенок, и я больше не путешествую. Все изменилось. Хотя я думаю, что мы снова можем попутешествовать впятером...
Если бы я могла выбирать, я бы хотела увидеть во сне более старые времена. Очень, очень давно, я смотрела снизу вверх на сильную, красивую сестрицу Нулевую, которую я любила. Я бы хотела сон о тех временах.
Я все еще люблю ее. Потому что мы сестры, семья. Я верю, что однажды ласковая сестрица Нулевая вернется к нам, и мы снова будем жить все вместе. И мы точно будем счастливы.
Даже если никого, кроме меня, больше не будет.

Перевод: Игорь Гончаров.

Галрея[]

Official Translation =


Внешние ссылки[]

  • Страницы новеллы Четвертой 1 2 3 4 5 6
Advertisement